Главная » Приём ведут » Интервью «без галстука» » Алексей Пушков: «Надо бороться с «культурой отписок»
13-02-2018

Алексей Пушков: «Надо бороться с «культурой отписок»

Алексей Константинович, Вы – человек публичный, политолог, известный журналист. В 2011 году вы были избраны депутатом Государственной Думы РФ, возглавили Комитет по международным делам, теперь Вы – сенатор. Что подтолкнуло Вас к законотворческой деятельности?

По образованию, типу мышления, жизненному опыту я в принципе человек государственный. В СМИ я оказался в начале 90-ых в силу определённого стечения обстоятельств, когда мне предложили руководящую работу в известном московском издании, а затем в руководстве 1-го канала. После распада Советского Союза, когда государственный аппарат пребывал в плачевном состоянии, журналистика давала хорошие возможности для самореализации. У меня дипломатическое образование, закончил МГИМО, там же защитил диссертацию. Работал в Организации объединённых наций в Женеве, в Международном отделе ЦК. То есть всегда тяготел к государственной работе в силу профессиональной подготовки и личного интереса. Моя телевизионная программа «Постскриптум» также во многом посвящена государственным интересам России.

Кстати, в течение 10 лет – с 2005 года я был членом президентского совета по правам человека. И, когда в 2011 году я решил участвовать в выборах в Государственную Думу, то это решение вытекало из всей моей предыдущей деятельности. Для меня это не было внутренней революцией. Если в человеке это заложено, то на определенном этапе жизни возникает желание из сферы осмысления и анализа политики, перейти в сферу практической политики. Поэтому мой приход в Государственную Думу был вполне логичен, тем более что мне предложили возглавить Комитет по международным делам, поскольку мне довелось более 40 лет изучать мировую политику и участвовать в её обсуждении на самом высоком экспертном уровне.

Как член Совета Федерации я возглавляю комиссию по вопросам информационной политики. В рамках её работы много внимания уделяется международной тематике. Поэтому в моём решении заниматься государственной деятельностью есть элементы и профессиональной подготовки, и призвания, и склонности, и предыдущего опыта.

Насколько Вы доступны для жителей Пермского края?

Всяких раз, как бываю в Прикамье, обязательно встречаюсь с людьми, провожу приёмы граждан. Есть люди, явно неравнодушные к происходящему, и это – мои постоянные собеседники. А есть те, кто оказался в сложной, непростой ситуации и кто просит оказать им содействие.

Приём граждан –  один из самых доступных и очевидных способов взаимодействия с избирателями. Но, в то же время, мне нередко предлагают выступать в Перми в больших публичных аудиториях, в вузах, в студенческих аудиториях и участвовать в различных публичных дискуссиях по вопросам внешней и внутренней политики. Бываю в сельской местности – выступал, например, перед жителями Барды, встреча вызвала большой интерес, на неё пришли порядка 300 человек, встречался в жителями в Осе. Так что и о болевых точках, и об интересах жителей Пермского края узнаю напрямую от людей, и уверен - это самый объективный источник информации.

Кроме того, поддерживаю постоянный контакт с руководством тех муниципальных образований, которые находятся в моём избирательном округе. А доступность представителя законодательной власти во многом зависит от самих граждан: если они хотят обозначать и решать актуальные вопросы – такой доступ они получат. Никаких препятствий для общения нет.

Главный результат таких встреч и обращений – это конкретные результаты. Так, большой общественный резонанс вызвала ситуация, в которой оказался обратившийся ко мне пермяк: его сына, погибшего в автокатастрофе, объявили виновником аварии, хотя факты и очевидцы свидетельствуют, что молодой человек находился на пассажирском месте. Отец требует повторного расследования дела, я неоднократно с ним встречался и обращался по этому поводу в правоохранительные органы.

Приходится реагировать на предполагаемые злоупотребления со стороны управляющих компаний, регулярно общаюсь и с пермскими защитниками животных. По просьбе пермских зоозащитников в моей телепрограмме «Постскриптум» сделал обстоятельный сюжет о проблеме бездомных собак, поскольку это проблема касается не только Пермского края, но и других регионов страны.

Значит, для Вас приём граждан – это реальная возможность помочь людям?

Да, безусловно. Часто многие ситуации не находят своего разрешения просто из-за формального подхода различных структур. Знаете, всегда есть два способа отнестись к проблеме. Первый – сказать «потом». А второй – снять телефонную трубку и попытаться решить вопрос сразу. Бывают, конечно, случаи, когда одним звонком не обойтись. Но когда говорят «потом», и например, перекладывают капитальный ремонт жилого дома, где течёт крыша, на 2033 год, я этого не понимаю. Это – формальный подход.

На мой взгляд, бюрократизм – одна из главных проблем России. А ведь речь идёт об острой ситуации: непонятно, почему люди ещё пятнадцать лет должны жить с аварийной крышей. Решение этого вопроса не требует длительного дипломатического диалога и межгосударственных переговоров. Отремонтировать крышу в течение ближайшего года-двух – такая задача должна решаться быстро. Или вот, ко мне обратились жители Краснокамска и рассказали о ситуации, когда в городе существуют недостроенные гаражи, которые в любой момент могли обрушиться – и долгое время никто ничего не предпринимал по этому поводу. В результате обращения граждан удалось добиться проведения экспертизы и доказать, что эти гаражи не должны использоваться.

Но ведь бывает, когда помочь человеку, пришедшему на приём, по объективным причинам нельзя. Вы расстраиваетесь, если помочь не удается?

Да, расстраиваюсь, особенно когда вижу, что всё идёт по кругу, и люди, вместо серьёзного разбирательства, получают отписки. У меня вообще такое ощущение, что многие структуры, в основном, занимаются отписками. Представьте, сколько рабочего времени уходит на то, чтобы несодержательно отписываться от поступающих запросов. Если хотя бы часть этого времени была употреблена на серьёзный разбор дела, пользы было бы гораздо больше. Мне кажется, эта «культура отписок» у нас кое-где превращается в основную часть работы различных учреждений.

Особенно меня удручает, когда обращаясь в правоохранительные органы, человек ходит по кругу и везде получает одни и те же пустые ответы. Президент Владимир Путин отмечал в одном из своих выступлений, что работа правоохранительных органов – это одна из очень серьёзных тем, которые вызывают обеспокоенность. Могу подтвердить:  значительная часть обращений граждан связаны с работой правоохранительных органов. Люди не удовлетворены тем, что их вопросы не получают решения на уровне региона, и они идут ко мне с просьбами организовать им встречу с генеральным прокурором страны, руководством следственного комитета. Если ко мне на приём приходит пермяк, и просит ему организовать встречу с генеральным прокурором России или главой Следственного комитета, значит, кто-то не доработал на краевом уровне, это очевидно.

Бывает ли, что в середине напряженного рабочего дня, хочется все бросить? Отключить все телефоны и просто отдохнуть? Что делаете в таких случаях?

Выключить телефон  практически нереально. В том числе и потому, что я продолжаю вести еженедельную программу на российском телевидении. Поэтому, даже если есть перерыв в моей сенаторской дельности, я всё равно должен быть в курсе событий, «держать руку на пульсе», руководить подготовкой программы. Как глава комиссии Совета Федерации по информационной политике мне приходится поддерживать постоянный контакт со средствами массовой информации, давать интервью и комментарии. Секрет, наверное, заключается не в том, чтобы временами выключать телефон. Важно правильно себя расходовать, находить баланс между работой и отдыхом. Когда я отдыхаю, то продолжаю читать газеты и отслеживать новости по Интернету, но сам отдых для меня, как правило, это спорт – если я летом на море, то плаваю, а зимой люблю заниматься горнолыжным спортом. В ближайшие февральские праздники собираюсь поехать в Сочи –  говорят, там отличные горнолыжные трассы. Хочу лично посмотреть и «опробовать».

Каково Ваше жизненное кредо? Есть ли у Вас постулат, которым Вы руководствуетесь, когда необходимо принять решение?

Политика требует большой взвешенности поступков. Но я убеждён: сильный политик всегда должен следовать своим принципам. Потому что, если политик только приспосабливается, он теряет лицо, превращается во флюгер, лишённый собственного стержня. Это хорошо видят люди, замечают журналисты. Напротив, у принципиального подхода всегда есть общественная поддержка. Наличие принципов и последовательность в их отстаивании вызывает у людей уважение.

На Ваш взгляд, почему сегодняшняя молодёжь так стремиться на государственную службу?

Думаю, здесь стоит отметить несколько факторов. Прежде всего, это связано с повышением авторитета государства. Могу сказать, что в 90-ые годы многие стали скептически относиться к работе в государственных структурах - они были слабые, неэффективные, сильно коррумпированные, а то и «приватизированные» большим бизнесом. Крупные чиновники зачастую обслуживали интересы так называемого олигархата. И государство этому ничего не могло противопоставить.

Помню, тогда были социологические опросы среди московских студентов, - предлагалось ответить на вопрос: «На кого вы хотите быть похожими»? И в одном из таких опросов большинство участников ответили: «На Бориса Березовского». Я Бориса Березовского знал – работал на ОРТ, когда он фактически возглавлял канал. И могу вам точно сказать, что при всей той бешеной энергии, которой он отличался, он ни в коем случае не может и не должен быть образцом для подражания. Березовский был даже не предпринимателем, он был, прежде всего, авантюристом – и в бизнесе, и в политике. Если кому-то он и нравился, то исключительно по внешним признакам – напористый стиль, большое влияние, огромные деньги. Но даже его конец показал, что основа его могущества оказалась и порочной, и непрочной. Когда я познакомился с результатами того опроса, меня это очень насторожило: я понял, насколько сбиты ориентиры у молодых людей, если люди типа Березовского могут быть для них образцом. С тех пор многое изменилось. Государственная машина сейчас работает на другой основе, чем 15-20 лет назад. Государство стало намного более сильным. Думаю, это одна из причин, по которой молодёжь сейчас стремится на государственную службу.

Другая причина – в нашей стране, включая и Российскую империю, и Советский Союз, государственная служба всегда считалась престижной. Это так и остаётся, культурные коды не изменились. Правда, иногда меня настораживает, что молодёжь желает идти на госслужбу, опять же, как следует из некоторых исследований, для того, чтобы иметь возможность получения побочных доходов. Проще говоря, использовать служебное положение для незаконного обогащения. Это тенденция настораживающая, она показывает, что нам предстоит ещё заниматься серьезной очисткой государственных структур и формировать правильное представление у молодых людей о том, что на государственной службе необходимо заниматься интересами страны и общества. Если же вы стремитесь к богатству – тогда надо идти в бизнес, где большое напряжение, большие риски, но зато можно стать успешным, процветающим предпринимателем. Если же человек идёт в государственный аппарат с целью обеспечить себе не просто финансовое благополучие, а богатство – это совершенно неправильно. Поэтому, предстоит еще многое сделать, чтобы сформировать у ребят устойчивое представление, что госслужба – это, прежде всего, честное служение государству и обществу.


Как нас найти:
Приёмная находится по адресу:

г. Пермь, ул. Екатерининская, 210


Режим работы с гражданами:

ежедневно с 10:00 до 17:00
(перерыв с 13:00 до 14:00)


Записаться на приём можно по телефону:

+7 (342) 236-82-29